Тульская область, Тепло-Огаревский
район, п.Теплое, ул.Советская, д.15
+7 (48755) 21-1-92
+7-953-198-19-50
  • teploesmi@tularegion.org
  • Тульская область, Тепло-Огаревский
    район, п.Теплое, ул.Советская, д.15
  • +7 (48755) 21-1-92
    +7-953-198-19-50
26.04.2022 13:30:00

«Мы не знали, что Чернобыль останется с нами навсегда»

из архива газеты

  Николаю Бурмистрову, жителю Сергеево-Ржавки, было неполных восемнадцать, когда случилась катастрофа на Чернобыльской АЭС.   О ней он узнал, как и большинство советских граждан, из выпуска новостей: информация короткой строкой мало что говорила о масштабе трагедии.
 
 Ну, случилась какая-то авария в неизвестном городке, и что с этого? А на теплоогаревской земле тем временем кипели полевые работы, забот предостаточно было и у молодого водителя совхоза «Садовод».
 
   Кто мог знать, что ровно через год придется ему, тогда уже солдату отдельного батальона связи при штабе Белорусского военного округа, принять участие в ликвидации последствий катастрофы? Кто мог подумать, что пятидневная командировка затянется на два месяца…

   – Где-то в середине апреля на вечерней поверке мы узнали, что прикомандированы к батальону химзащиты. Естественно, никто нам не собирался объяснять, куда и зачем отправляемся. Только по пути в Припять мы догадались о подробностях нашей поездки, – рассказывает Николай. – Да и все равно было, куда отправят, – молодые были, горячие. Уже на месте выдали спецодежду. Ну как спецодежду - на деле это обычная гимнастерка, брюки из плотной ткани, без нашивок, респиратор и карманный дозиметр. Он ничего не показывал, пищал только, когда сильно фонило. Пределом допустимого облучения за месяц для нас было установлено 25 бэр. Позже выяснилось, что это доза за целый год…

  Побуревший от радиации лес протяженностью несколько сотен километров, пустынные улицы, заброшенные дома - рядовой Бурмистров словно оказался на другой планете. Место их дислокации находилось недалеко от станции, в 30-километровой зоне. По всей территории тянулись ряды палаток, техники, люди приезжали со всех уголков Советского Союза – они буквально своими телами закрыли мир от смертельной опасности, ценой своей жизни и здоровья построили за короткий срок защитное сооружение.

  – Среди нас было много резервистов, то есть тех, кто был в запасе. Мы называли их партизанами. Я на ЗИЛе возил рабочих, стройматериалы, но дальше контрольно-пропускного пункта - в сторону Припяти - не выезжал. Дальше груз везли другие люди в защитных костюмах. А на обратном пути машина обрабатывалась специальным раствором. Но и техника через некоторое время становилась непригодной из-за радиации и не поддавалась обработке. Так пришлось мне пересесть на другую машину, а мою вывезли на отстойник.

  У срочников, как и у ликвидаторов, показания с дозиметров снимали каждый день. Когда показатели облучения достигали критической цифры, больше нельзя было там оставаться.

  – Если бы мы знали, что радиация, которую мы получим, даже та допустимая доза, останется навсегда с нами, сделает из нас инвалидов... А тогда мы об этом не думали – пренебрегали средствами защиты, ловили рыбу, купались в зараженных прудах. А как нас, молодых и неразумных, вчерашних школьников, остановишь? Хотя все условия были созданы: и кормили хорошо - давали овощи, фрукты, сгущенное молоко, а на обед каждому полагались знаменитые наркомовские сто грамм с йодными таблетками – чтобы защитить организм от радиации.
  В конце июня дивизия, в которой служил Бурмистров выполнила поставленную задачу и военные вернулись в распоряжение части. А до дембеля оставалось чуть меньше года.

  После армии Николай вернулся в «Садовод», продолжал работать водителем. А через некоторое время начались проблемы со здоровьем, позже получил 3-ю группу инвалидности.

  – В молодости со мной произошел несчастный случай, требовалась операция, но из-за дозы радиации, которую успел «хватануть» в Чернобыле, кровь моя сильно утратила способность сворачиваться. Врачи не знали, что делать. Да и рассказать врачам об истинной причине состояния своего организма я толком не мог - тогда любая информация, связанная с аварией, являлась секретной. А истинная причина катастрофы неизвестна до сих пор.

  Правда в этой страшной и героической истории нашей страны все-таки есть. Ее не стоит искать в архивных документах. Она состоит в том, что советские люди в очередной раз совершили великий подвиг. Очередной раз спасли миллионы жизней, добровольно пожертвовав собой. Кстати, медаль «За отвагу» все-таки нашла своего героя - ее Николай Бурмистров получил двадцать лет спустя.
   

Асеф Мирзоев


«Мы не знали, что Чернобыль останется с нами навсегда»

Возврат к списку


Написать в редакцию