• teploesmi@tularegion.org
  • Тульская область, Тепло-Огаревский
    район, п.Теплое, ул.Советская, д.15
  • +7 (48755) 21-1-92+7-953-198-19-50
 
«Я просто хочу жить…» 14.12.2018 11:08:00

«Я просто хочу жить…»

Говорят, что декабрь будет снежным. Он уже снежный. Люди пробираются по свежим сугробам, кто чертыхаясь, кто радуясь зиме. И жизни.

  И Ваня рад. Он едет на своей коляске по теплинским улицам. Споро, быстро двигается коляска, пока не попадет в снежную кашу. Перед погодой этот агрегат бессилен, да только выбор у Ивана небольшой. Передвигаться без коляски можно только ползком.

Приговор

Ваня у мамы был пятым сыном. Сильно поспешил он на этот свет – родился недоношенным и с кучей тяжелых диагнозов. Основной – ДЦП.
Диагноз прозвучал как приговор. Сначала, в детском возрасте, Ваня еще мог самостоятельно передвигаться. По нескольку метров проходил без опоры, хорошо ходил при помощи ходунков и на костылях. Если б рядом был кто-то, кто помог бы Ване укрепиться в этих умениях, кто занялся бы его лечением, то, возможно, даже при страшном диагнозе, он смог бы ходить.

  Не случилось. Мама работала в «Пушном» кролиководом, отец - токарем. Пока он был жив, мать еще держалась. Ване было восемь лет, когда отца забрал рак. И после этого даже тот зыбкий мир, который держался в доме Петровых, стал рассыпаться, как карточный домик.

Под бабушкиным крылом

Ваня рос с бабушкой. Наверное, она была единственным человеком, который заботился о больном мальчике. Анна Спиридоновна отправляла внука на лечение в санатории, одевала, кормила, а главное – любила. Обучаться в школе с Ваниным здоровьем было нельзя, поэтому учился он, как мог, дома. Неплохо научился читать, считать, писать, пусть и печатно.

  - Когда бабушки не стало, я тоже хотел уйти, - Ване тяжело рассказывать о своей жизни. – Подумал, что не могу больше мучиться, лучше сейчас, сразу, лишу себя жизни и конец страданиям. А потом, хотите - верьте, хотите – нет, что-то изнутри меня остановило. Как будто руку одернул кто и сказал «не смей, ты должен жить». И я понял, что жить очень хочу. И все сделаю для того, чтоб жить не хуже других.

Сам за себя

Правда, сначала получалось плохо. Ваня поселился в родительском доме. На его глазах творилось страшное – драки, пьяные застолья. От пережитого стресса Ване становилось хуже. Он часто попадал в больницу то с сердцем, то со своими больными ногами. В один из таких периодов врачи сказали, что одну ногу нужно ампутировать. Тогда за Ваню вступился брат. Наиболее сознательный из всех остальных, он нашел деньги на лечение, ампутации удалось избежать. Правда, жить легче не становилось.

  - За нашим домом копился большой долг за свет, отопление, - продолжает Иван. – Было время, когда еду себе я готовил на костре. Собирал с грядок свеклу и варил в котелке. На красной свекле продержался месяц. Потом понял, что кроме меня, никто не сможет поправить мою жизнь.

  Коммуникабельный, простой в общении, он всегда легко сходился с людьми. Обратился в райгаз, к электрикам. Пообещал постепенно погасить все долги. И ему поверили.

А он и не обманул. Правда, начинать пришлось с самого начала – на тот момент у семнадцатилетнего Вани даже паспорта не было. Соседи помогли оформить документы, Ваня стал самостоятельно получать пенсию – чуть больше тысячи рублей в 2006 году. Но даже такой скромный доход позволял ему платить по счетам, покупать в дом линолеум, двери. Ваня посадил картошку – ползал на коленях до кровавых волдырей, а потом по полмешка перевозил на инвалидной коляске.

  За всеми своими заботами он всегда помнил о маме. Готовил для нее обед, лечил, когда требовалось. Одним словом, жалел и всегда в любящем своем сердце находил оправдание ее непутевой судьбе.

  А потом на Ваниных глазах маму сильно избили, досталось и ему самому, когда попробовал вступиться.

  - Мама долго лежала в больнице, а я ездил к ней два раза в день, ползком забирался на второй этаж, приносил ей поесть, - вспоминает парень. – А потом она встала. Как же я счастлив был тогда! Подумалось, ну вот теперь мы будем жить по-другому. Так и было, но недолго.

Не отводите глаз

Хоронить маму Ване пришлось самому. А потом он просто не смог жить в родительском доме. Жилье он стал снимать. Везде, куда приходил «на квартиру», старался навести порядок, создать чистоту и уют. Даже из крошечной пенсии находил деньги на бытовую технику и простенький ремонт. Все – и электрику, и сантехнику, и отделочные работы – делал сам. На руках, на коленках, стирая ноги до крови, он создавал свой уют, а потом снова оказывался на улице.

  Абсолютно лишенный возможности ходить, он все-таки пытался устроиться на работу – мыть посуду, полы, что угодно, лишь бы иметь дополнительный доход. Но с инвалидом первой группы работодатели, конечно же, связываться не спешили.

  Сегодня Ваня снова живет в съемной квартире. Его подъезд не перепутать – дорогу подскажет колясочный след. Свое единственное средство передвижения он бережет, как самое дорогое. В квартирку на втором этаже он поднимается на своих сильных руках – так уже привык. А вот живет он вовсе не один – вперед Вани спешит навстречу гостям белоснежный котенок. Как гостеприимный хозяин, Ваня предлагает пообедать с ним – на плите варится ароматный борщ. А о порядке в квартире и говорить не стоит – чисто здесь настолько, что всякая хозяйка позавидует.

  Даже с крошечной пенсией он умудряется то подкрасить трубы, то занавески повесить, то мебель нехитрую купить. А еще Ваня очень любит своих маленьких племянников, старается помочь, чем может. И только об одном мечтает – обзавестись своим жильем, чтобы весь труд и деньги, которые он вкладывает, не были напрасными.

 Пока сделать это не получается: даже здоровому человеку не прожить на 16,5 тысяч в месяц, что уж и говорить о тех, кто нуждается в лечении.
Поражает другое – он не рассчитывает ни на кого, кроме себя, не считает себя не таким, как все и совершенно не испытывает зла к людям. Такого удивительно открытого и доброго парня еще нужно поискать!

  Он не ждет помощи. Он привык, что при виде его встречающиеся на дороге люди просто отводят в сторону глаза. Делают вид, что не замечают ни его, ни больных его ног. А он есть. И со своей болью он один на один. И, наверное, если в этом мире еще осталось место состраданию, то каждый из нас должен попробовать Ване помочь.

Людмила Гришина.

Контактный телефон Вани Петрова можно узнать в редакции нашей газеты, 

позвонив по номеру 8-953-198-19-50 или 8 (48755)-2-11-92, 

а также в районной администрации по телефону 8 (48755)-2-10-31.



Возврат к списку


Написать в редакцию